Контакты

Авторское

Турция захватывает дома выживших после землетрясения?

Опубликовано

Хабипу Япару повезло, что его дом на юге Турции выдержал разрушительное прошлогоднее землетрясение. Затем в октябре на его телефоне появилось текстовое сообщение о том, что правительству переходит в собственность его квартира.

В сообщении, отправленном 61-летнему Япару, говорилось, что документы на его собственность в провинции Хатай передаются в Казначейство в соответствии с поправкой к закону о городском планировании, которая затронет тысячи людей, переживших землетрясение.

Министр урбанизации Мехмет Ожасеки заявил в начале февраля, что правительству необходимы новые полномочия, предусмотренные поправкой, чтобы ускорить реконструкцию кварталов в городах, серьезно пострадавших в результате землетрясения, которое сравняло с землей часть юго-востока страны 6 февраля 2023 года.

Хатай, самый южный регион материковой Турции, граничащий с Сирией, пострадал больше всего от самого смертоносного землетрясения в современной истории страны. С тех пор восстановление отстало от амбициозных сроков, установленных президентом Тайипом Эрдоганом.

Согласно постановлению, принятому в ноябре, изъятия должны были создать «резервные застройки» — временную меру для ускорения восстановления. Пострадавшие получат право на собственность после оплаты расходов на строительство, говорится в сообщении, не раскрывая подробностей финансового бремени.

Хотя страхование от землетрясения является обязательным в Турции, это правило не всегда соблюдается, и страхование часто покрывает лишь часть затрат на восстановление или покупку новой недвижимости.

Интервью с почти двумя дюжинами жителей, адвокатами и местными чиновниками показывают, что тысячи домовладельцев были ошеломлены планами конфискации, и многие узнали из социальных сетей, что пострадает их собственность.

Как и Япар, десятки жителей его родного прибрежного города Самандаг получили текстовые сообщения еще до того, как в ноябре была принята поправка.

Пять месяцев спустя правительство еще не проинформировало пострадавших людей о том, сколько они будут платить, что произойдет, если они не смогут это сделать, о компенсации, на которую они могут иметь право, а также о том, когда и как долго их права собственности будут находиться в распоряжении правительства, сказали люди, с которыми говорило агентство Reuters.

«Это похоже на поход в ресторан, где вам приносят блюдо, но вы не знаете цену. Вам придется оплатить любой счет», - сказал Эджевит Алкан, председатель Комиссии по окружающей среде и городскому праву Коллегии адвокатов Хатая.

Агентство Reuters побеседовало с четырьмя домовладельцами и двумя юристами в районах Хатай Самандаг, Дефне и Антакья, которые подали иски в административный суд Хатая с требованием заблокировать постановления.

В министерстве урбанизации и офисе Эрдогана не ответили на вопросы Reuters. Несколько оппозиционных партий направили в парламент вопросы с просьбой предоставить министерству дополнительную информацию о новом законе, но они остались без ответа.

Япар живет с женой, взрослыми сыном и дочерью во временном палаточном приюте. По меньшей мере 215 000 выживших в Хатае живут в контейнерных лагерях или палатках.

Инженер-строитель на пенсии копил деньги на ремонт своего двухэтажного дома. Поскольку право собственности сейчас передано правительству, он не может начать работу. Дом планируется снести.

Япар, один из тех, кто подал иск, отрицал, что здание не подлежит ремонту.

«Мы можем восстановить наши дома сами, и нам не нужно ни цента от государства».

Продолжить чтение

Trending

Copyright © 2017-2024 BBI.Report
Электронная почта редакции: bbireport@yandex.ru  / Телефон редакции: +79280752332
Настоящий ресурс содержит материалы 18+
Отправляя любую форму на сайте, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности сайта.
Копирование разрешено, только с установкой активной( без тегов noindex и nofollow) гиперссылки на сайт. Ознакомьтесь с правилами сайта. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Все права на материалы принадлежат их владельцам.