31 марта и 1 апреля в Тбилиси прошел семинар выдающегося мыслителя, трейдера и экономиста Нассима Талеба. Организатором мероприятия выступила компания BBI.

На протяжении двух дней топ-менеджеры ведущих компаний России и СНГ вместе с экспертом пытались разобраться в феномене антихрупкости и учились извлекать выгоды из кризисных ситуаций.

Нассим Талеб любит оперировать метафорами и использовать их для анализа явлений в экономической, общественной и политической жизни. При этом он постоянно ссылается на понятие «антихрупкость», напоминая о том, что стрессовые ситуации только закаляют и укрепляют. Так, например, если из-за какого-то события компания находится под угрозой банкротства, то ее можно назвать хрупкой. Потому что антихрупким компаниям разовые события только придают силу.

Понятие «антихрупкость» должно иметь положительную симметрию, однако вы не найдете в словаре термина, описывающего это явление. Антипод хрупкости — антихрупкость, но не прочность, подчеркивает Нассим Талеб.

«Время порождает хаос»

Реклама
bbi summit

В подтверждение своих идей на семинаре в Тбилиси эксперт постоянно возвращался к одну и тому же образу, с помощью которого объяснял так называемую ассиметрию ущерба, – к чашке: «Она выдерживает мелкие удары, однако не выдержит один крупный удар».

Эта теория универсальна, так как показывает, как те или иные системы ведут себя во время хаоса. Достаточно вспомнить, что происходило с банковской системой в 90-е годы 20 века: она потеряла больше, чем за всю историю. Тем не менее в 2008 году ситуация повторилась. «Вы работаете, ваша зарплата увеличивается, а потом вы все теряете в один момент. Чашка может только сломаться, лучше она не станет, – приводит аналогию Нассим Талеб. – То же самое происходит и с банковским сектором. Виноват не «черный лебедь», а сама система».

У понятия «антихрупкость» солидное «облако тегов»: неполное знание, шанс, хаос, беспорядок, энтропия, ошибка, несовершенство и др. С помощью него каждый может проверить себя на антихрупкость: если вам нравится хоть одно из перечисленных слов, значит, вы антихрупкий, успокаивает Талеб.

Что общего у хаоса и времени? Если время «продлить в бесконечность», то чашку рано или поздно кто-нибудь разобьет. Время приводит к хаосу, уверен эксперт. «В финансовом секторе время и волатильность связаны».

Время по сути является функцией волатильности. Одни вещи с течение времени деградируют, другие становятся только лучше. Но чашка стабильна: она не может стать лучше, рано или поздно она треснет.

«Искусственное подавление волатильности приводит к деградации»

По мнению Нассима Талеба, то, что переживает волатильность, становится антихрупким, потому что волатильность несет определенную информацию, которая может быть полезна для бизнеса. В качестве примера он приводит компанию Netflix, которая разработала специальную программу Chaos Monkey для стресс-тестирования собственной ИТ-инфраструктуры. Такой оригинальный подход позволил Netflix улучшить качество сервиса, а также сэкономить деньги и время на устранение реальных проблем.
«Система должна быть самоорганизованной, а не построенной на искусственной стабильности», — заявляет Нассим Талеб. Поэтому падение процента банкротств в стране стоит рассматривать скорее как негативный признак. На самом деле нет ничего плохого в том, что в результате естественного процесса рынки очищаются от плохих и слабых игроков. Если взять для примера банковскую систему, то с ней все происходит прямо наоборот: в кризис государство обеспечивает банкам искусственную поддержку, в итоге вся система становится все хуже и хуже. Чтобы система работала (в большой стране особенно), нужна корпоративная смертность.

Но есть примеры и естественной реакции на волатильность, когда рынок сам, без лишней помощи, адаптируется к изменениям. Талеб обращает внимание на ресторанный бизнес Нью-Йорка, который представляет собой «абсолютную органику».

«Хрупкость контекстуальна: на уровне чашки она нормальна, а на уровне больших систем – нет, – объясняет эксперт. – Хрупкость – свойство единицы». Например, ресторан может быть хрупким, но, когда он закрывается, сама ресторанная система не банкротится.

«Нужно прогнозировать большую катастрофу, а не использовать старые данные от прошлых кризисов»

Уровень потерь всегда только повышается. В предыдущем виде кризисы не возвращаются, поэтому тестировать бэктестом потери рынка, допустим, на 10%, как это случилось в предыдущий кризис, бессмысленно – размер потерь в итоге может увеличиться на 23%, к чему вы не были готовы. Поэтому следует закладывать больше рисков и потерь, чем при предыдущих кризисах. В этом суть так называемого механизма сверхкомпенсации.

По такому механизму, в частности, происходило дальнейшее развитие стартап-индустрии после кризиса доткомов: катастрофа на ИТ-рынке не уничтожила проекты – наоборот, привела к появлению еще большего количества стартапов.

«Хрупкость увеличивается вместе с размером»

Принято считать, что для бизнеса рост – благо: чем больше становится компания, тем лучше для нее. Однако в реальности это не так: все слияния и поглощения, в среднем удваивающие размер компании, работают только для совета директоров. «Иначе в мире существовало бы не более трех компаний», – иронизирует Нассим Талеб.

В противовес общему мнению эксперт приводит пример таких «компактных» государств с федеративным устройством, как Германия и Швейцария, где размер правительства уменьшился до размеров руководства провинции, и именно это привело к развитию. То же самое относится и к США.

Отталкиваясь от примеров со странами, Нассим Талеб подводит к тому, что система может быть большой, только если она децентрализована. При федеративности одна ошибка не убивает всю систему, уточняет он. «Многослойные системы работают лучше, когда есть децентрализация внизу и какая-то «шапка», обеспечивающая безопасность».

«Нельзя есть чизкейк и не потолстеть — глобализация имеет свои последствия»

Формально, на системном уровне, в глобализации нет ничего плохого. Однако риски заключаются в том, что рано или поздно возникает слишком высокая зависимость друг от друга – и все рушится в один момент. Корреляция между активами настолько высока, что упадок на одном рынке приводит к упадку на других.

Примеры такой взаимозависимости можно найти в различных сферах. Обратите внимание, как связаны между собой компании и поставщики из других стран в ИТ-индустрии. На рынке детской литературы книги о Гарри Поттере, агрессивно вытеснив другие издания, начали продаваться с успехом по всему миру. В спорте, особенно в футболе, топовые игроки зарабатывают миллионы, в то время как средние довольствуются маленькими гонорарами.

Глобализация имеет и положительные и отрицательные стороны, но за ней всегда стоит неравенство.

«Чем больше данных, тем больше людей могут вас одурачить»

В работе с данными важно уметь отфильтровать чушь и ненужный шум, которые всё путают. Поэтому очень важна статистическая дисциплина. Одно из правил этой дисциплины: большие данные не могут сказать нам, что правильно, они говорят только то, что неправильно.

«Мир издалека выглядит менее технологичным»

Технология должна быть интересна тем, кто живет сегодня, и тем, кто жил 30 лет назад. И тогда высока вероятность, что она будет успешна. Если смотреть на технологии с точки зрения прогнозов, то мало что меняется: мы потребляем ту же еду, живем в тех же зданиях, что и сотни лет назад.

Некоторые старые технологии живут с древних времен. Поэтому если вы хотите прогнозировать что-то, делайте это от противного, методом исключения, советует Нассим Талеб.

Рассуждая о продолжительности жизни технологий, эксперт предлагает вспомнить Эффект Линди – концепцию, согласно которой будущая ожидаемая продолжительность жизни некоторых технологий или идей пропорциональна их нынешнему возрасту, поэтому каждый дополнительный период выживания предполагает более длительную продолжительность жизни. Согласно Эффекту Линди, смертность со временем уменьшается.

Например, если взять технологию нанесения букв на «табличку», которой несколько тысяч лет, то мы можем проследить, как она эволюционировала последние десятилетия – от десктопа до планшета. Одна технология заместила другую, но суть осталась прежней: древние люди писали на глиняных дощечках, а сейчас – на электронных устройствах. Так же тысячелетия назад люди передвигались на колесницах, а сейчас – на машинах.

12 смелых высказываний Нассима Талеба

Про стартапы: «Лучшее, что может сделать для них правительство — это оставить их в покое».

Про эволюцию: «Эволюция любит волатильность, но не чрезмерную. То же самое касается компаний. Слишком стабильная среда для них губительна, потому что в такой среде выживают слабые компании, и система не самоочищается».

О знаниях: «То, что, как вы думаете, вам нужно знать о предмете, на самом деле не то, что вам на самом деле нужно знать. Только практический опыт важен, потому что действие фильтрует ненужную информацию. Польза в практике, а не в теории».

О нобелевских лауреатах: «Я отказался от нескольких престижных наград, потому что они тянут вниз, как только вы начинаете идентифицировать себя с ними. Лауреаты только и делают, что гуглят свое имя. Всякие награды очень плохо влияют на прогресс. Это проклятие, когда тебя судят такие же, как ты».

О миллениалах: «Миллениалы — поколение подснежников, которые чуть что сразу тают и закатывают истерики».

О технологиях: «Часто самое очевидное от нас прячется. Когда ты практикуешь, ты отфильтровываешь лишние знания. И технологии появляются методом проб и ошибок, а не путем насаждения сверху вниз».

Об образовании: «Гуманитарное образование на самом деле сокращает ВВП страны. Нормальной экономике нужно практическое техническое образование».

О статистике: «Статистику нужно использовать осторожно. Однако ее игнорировать нельзя, особенно, если она отрицательная. Хорошо, если вы умеете с ней работать, но еще нужно уметь ее интерпретировать».

О свободном рынке: «Компания не должна быть антихрупкой, система должна быть антихрупкой. Хорошая индустрия способна отторгать слабые компании, как организм — клетки. Свободный рынок — это про антихрупкую систему, в которой есть слабые компании, готовые умирать. При определенном масштабе на первое место выходит система, а не отдельная компания. Рынок — не сумма участников, динамика рынка никак не связана с динамикой отдельных участников».

О лучшей экономике: «Лучшая экономика создается в гараже. Промышленная революция — заслуга практиков из гаражей,
энтузиастов».

Об общественной значимости бизнеса: «Хотите помочь обществу – создайте компанию и станьте богатым».

О кредитовании: «Кредитование — самая большая фикция в истории».

Хотите получать новости?

Подписывайтесь на нашу рассылку