Представьте: вы руководитель, что-пошло не так — вас публично обвиняют. Как вам себя проявить? Когда задеты чувства, перед руководителями обычно стоит выбор — подать себя как милого и приспосабливающегося человека или как компетентного, хотя и резкого. Джеффри Пфеффер, эксперт по теме власти, убежден, что 2-й вариант гораздо предпочтительнее. Особенно, если ваша компетентность еще не признана.

Пфеффер уверен, что руководитель должен вести себя властно. К такому выводу он пришел на основе большого количества социологических исследований и наблюдений за тем, как проявляют себя лидеры, и как это сказывается на их восприятии другими людьми.

Ему импонирует изречение Питера Юберрота, президента Организационного комитета летних Олимпийских игр 1984 года в Лос-Анджелесе: «20% авторитета человеку дают, и 80% он берет сам».

«Если хотите взять власть, вам нужно излучать уверенность. Вы должны производить впечатление убежденного человека, даже если — и особенно если — не уверены, что и правда убеждены», — рекомендует Пфеффер.

Лучшая защита — это нападение

Реклама
bbi summit

В своей книге «Власть. Почему у одних она есть, а у других нет» Пфеффер сравнивает две ситуации: обвинение Оливера Норта, подполковника морской пехоты США, в тяжких уголовных преступлениях по 16 статьям и обвинение Дональда Кеннеди, профессора биологии и президента Стэнфордского университета, в том, что он был замешан в скандале с накладными расходами.

17 апреля Джеффри Пфеффер выступит с полнодневной лекцией в Москве

Норт и Кеннеди кардинально по-разному вели себя на судебных заседаниях.

Норт надевал специально для суда украшенную лентами военную форму, говорил властно, часто использовал фразы «Я приказал», «Я заставил» и утверждал, что выполнял приказы вышестоящего командования следуя своему долгу, действовал как хороший солдат.

Кеннеди, напротив, производил впечатление слабого, виновного человека. Он использовал длинные, запутанные предложения с огромным количеством придаточных, уходил от прямого ответа на вопросы и имел крайне смущенный вид.

Разница между поведением Норта и Кеннеди в действительности имела мало отношения к их личным качествам и индивидуальному стилю. Так, Кеннеди был не только выдающимся ученым, но также успешным преподавателем. Ранее, давая показания в конгрессе, он выглядел совершенно другим человеком.

И Норт, и Кеннеди подготовились к слушанию дела. Выбранные ими стили самоподачи кардинально отличались. Кеннеди хотел изобразить раскаяние. Норт, напротив, выбрал скептицизм, недоверие и праведный гнев.

Результаты? Кеннеди вскоре после судебных заседаний оставил свой пост в Стэнфордском университете, а Норту была доверена неприкосновенность благодаря его показаниям. Позже он баллотировался в сенат США, а сегодня Норт пишет книги, выполняет роль эксперта на Fox News и за немалые деньги выступает перед частными и государственными организациями.

Гнев или грусть: что думают социальные психологи

Норт выражал праведный гнев, Кеннеди — смирение и грусть. Пфеффер уверен, что выражать гнев в подобных случаях намного эффективнее, чем грусть, вину и угрызения совести. Это создает впечатление властного человека.

В пользу тезиса Пфеффера говорят исследования. Они показывают, что людей, демонстрирующих гнев, воспринимают как доминирующих, сильных, компетентных и умных, хотя, конечно, и как менее приятных и душевных.

Социальный психолог Ларисса Тиеденс исследовала связь между выраженными эмоциями и восприятием власти. В ходе одного эксперимента было обнаружено, что в негативных ситуациях участники верили, что люди с высоким статусом будут больше сердиться, чем огорчаться или чувствовать вину, тогда как люди с низким статусом расстроятся или почувствуют себя виноватыми, а не рассердятся. Второй эксперимент показал, что сердитых людей воспринимали как обладателей высокого статуса, в то время как огорченные и виноватые расценивались как низкостатусные.

Примечателен один из опытов Тиеденс, в котором участникам показывали два видеоролика с кадрами свидетельских показаний Клинтона во время скандала с Моникой Левински. В одном из них он сердился, в другом стоял повесив голову и глядя в сторону — типичная поза человека, чувствующего себя виноватым и снедаемого угрызениями совести.

Результаты впечатляют: участники, посмотревшие клип с рассерженным Клинтоном, относились к нему намного положительнее, чем те, кто смотрел ролик с расстроенным президентом.

В другом эксперименте актер, игравший роль политика, произносил одну и ту же речь о терроризме на две аудитории. Отличие было в том, что в одном случае он изображал гнев, а в другом — грусть. Те, кто наблюдали за сердитым актером-политиком, были более склонны проголосовать за него.

Если вы сердитесь, то получаете статус выше, власть и выглядите компетентнее. Кроме того, есть еще одно преимущество — другие не испытывают желания вставать у вас на пути. Кому хочется попасть под шквал гнева?

Пфеффер ссылается на статью «Великие устрашители» социального психолога Родерика Крамера (The Great Intimidators, американский HBR, февраль 2006 года), в которой тот рассказывает о том, как «генерал Джордж Пэттон тренировал свой сердитый взгляд перед зеркалом». В ней же высокая оценка дается сенатору от штата Мэн Эду Маски, с которым никто не хотел связываться. Делался вывод, что «плохой характер — очень мощный политический инструмент, ибо большинство людей не любят столкновений».

Мужской гнев эффектнее

Относится ли совет — выражать гнев — и к мужчинам, и к женщинам? Есть специфика. Некоторые исследования приходят к выводу, что женщинам проявление гнева приносит меньше пользы, чем мужчинам, а данные одного из исследований говорят, что женщины в восприятии наблюдателей получают статус ниже, если проявляют гнев.

Пфеффер предполагает, что такая разница связана с тем, что женщины обычно выражают гнев более «подчиненными» способами — например, сложив руки на груди, перейдя на крик или даже заплакав. По данным исследований Лариссы Тиеденс, существенной разницы нет: силовые проявления гнева, которые заставляют собеседника защищаться, одинаково эффектны для мужчин и женщин.

А что если?..

Теперь вы знаете, что руководителю выгоднее сердиться, чем проявлять грусть и понимание. Но что если гнев не ваша сильная сторона?

Пфеффер уверен, что актерское мастерство — важное качество руководителя: «Секрет лидерства — в способности играть роль, изображать того, кем хочешь казаться, быть умелым в сценических искусствах». Он рекомендует овладеть искусством выражения власти, а в пример приводит Энди Гроува, сооснователя корпорации Intel, который проявил себя как эффективный топ-менеджер и сумел вывести Intel из кризиса. Гроув настаивал, чтобы его компетентные, но скромные топ-менеджеры ходили на семинар, названный ими же «волчьей школой».

Участников семинара учили подходить вплотную к начальнику и выкрикивать ему в лицо идею или предложение.

17 апреля Джеффри Пфеффер выступит с полнодневной лекцией в Москве

Энди Гроув знал, что через какое-то время то, что начиналось как вынужденный поступок, переставало им быть. Со временем авторы такого действия становились такими же, как их поступки — уверенными в себе, твердыми и крепче верящими в правдивость произносимых слов.

Многие исследования подтверждают, что привычное поведение меняется вслед за совершаемыми нами поступками.

Кроме того, Гроув обращает внимание на то, что выражаемые людьми эмоции влияют на окружающих. Если вы улыбаетесь, начинают улыбаться окружающие, грустите — они хмурятся, внушаете уверенность — делаете уверенными других. Люди как зеркала, и настроив своими эмоциями подчиненных на нужный лад, они помогут и вам дольше находится в таком состоянии. Сперва вы внушаете им уверенность, потом уже команда внушает уверенность вам.

Исключительные люди могут не сердиться

У правила «лучше сердитесь, чем грустите» есть исключения.

Самоуничижающие комментарии и шутки над собой могут быть уместны в том случае, если ваша компетентность уже признана. Во всех остальных случаях лучше сердиться.

Пфеффер напоминает крылатые слова бывшего премьер-министра Израиля Голды Меир: «Не будь таким смиренным, ты не так велик».

Об эксперте

Джеффри Пфеффер — профессор Высшей школы бизнеса Стэнфордского университета, автор более десятка книг о бизнесе и менеджменте. Бестселлеры «Власть, влияние и политика в организациях», «Власть: почему у одних она есть, а у других нет» и «Лидерство без вранья» изданы на русском языке.

Хотите получать новости?

Подписывайтесь на нашу рассылку