Выдающийся эксперт по вопросам креативности и инноваций Альф Рен анализирует исторические особенности одной из стран Северной Европы и пытается понять, как они повлияли на самоидентичность целой нации. Но то, что он называет «финским парадоксом», теряет территориальную принадлежность и становится мировым явлением.

Мы живем в мире, в котором креативность возникает из любого интереса к чему-либо и используется в различных контекстах – от описаний на упаковке для продуктов до экономических ситуаций и даже будущего страны. Креативность стала общепризнанным, но культурно обусловленным феноменом: каждое государство заявляет о том, что творчество и инновации играют решающую роль в его развитии, однако смысл этих заявлений в значительной степени опирается на конкретные мифы конкретной нации, возникшие под влиянием культурных особенностей. Это значит, что Великобритания, США, Япония и Китай в целом отстаивают и поддерживают креативность, но делают это различными способами.

Неудивительно, что финны тоже подхватили эту идею, полагая, что описание простых вещей с помощью эмоционально окрашенных слов, таких как «творчество» и «инновации», может изменить мировоззрение нации. Однако финское отношение к креативности довольно сложное, оно связано со специфическими культурными установками. То, что считается креативностью в Финляндии, и то, что финны готовы видеть в качестве креативности – особенно креативности, имеющей к ним непосредственное отношение, – не просто объективная, а исторически сложившаяся и укоренившаяся посредством культурных символов оценка. Поэтому, чтобы понять значение финской креативности, нам нужно учитывать социокультурные факторы и мифы, из которых она произрастает.

«Креативность всегда несет в себе смысл отрицания и свержения чего-то»

Финны любят видеть себя в роли решателей проблем, они прагматичны и склонны к простым и надежным подходам. Креативность – слово, которое популярно в экспертной среде, его используют в официальных докладах о том, что должна делать Финляндия, но это слово не обязательно несет в себе тот самый элемент гордости, считываемый в рассказах о финской идентичности.

Реклама
bbi summit

Креативность в Финляндии ассоциировалась преимущественно с менталитетом элит, воспринималась как притворство или даже как прикрытие для безделья. Финны восхищаются умением принимать четкие решения, их удивляет острый ум и смелость в борьбе с трудностями, но только недавно обо всем этом начали говорить, используя такие слова, как креативность. Но почему? Ответ на этот вопрос кроется в тонкостях финской истории.

История Финляндии чем-то похожа на легенду о Давиде, сражающимся с Голиафом. Сначала колонизированная Швецией, позже находящаяся под управлением России, Финляндия всегда стремилась к самоопределению. И она сделала это, описав ее через отрицания, призывы к необходимости и судьбе. В период борьбы за независимость одним из самых известных девизов в стране было изречение «Мы не шведы, мы не хотим быть русскими, поэтому давайте станем финнами!». И эти слова знает каждый ребенок в Финляндии. Таким образом, быть финном с самого начала означало неизбежное противодействие какой-то серьезной силе. Национальная идентичность ковалась из осознания того, кем вы не являетесь –личность определялась через настороженность к внешним неестественным проявлениям. Кроме того, несколько войн и гордость от успеха в борьбе с более влиятельным противником, полное возмещение военных убытков (в отличие от большинства других стран) стали основой для возникновения риторики о выживании и независимости, в которой центральными маркерами идентичности стали мотивы невозможности ограничения свободы или изменения чего-либо решения.

Иными словами, когда финны говорят о своей истории, они говорят не об изобретательности или умных решениях, а о выживании и достижении успеха вопреки любым преградам. Такое прочтение истории объясняет основные национальные черты – настойчивость и несломленность. «Идея финской специфики» стала важной частью того, как финны определяют собственную идентичность: мы сражались и побеждали, но при этом не изменились и остались верны своим корням.

В свете этого отношения к истории интересно наблюдать, как в Финляндии относятся к креативности и возможностям. Креативность всегда несет в себе смысл отрицания и свержения чего-то. Все творческие действия подразумевают некий критический запрос к непреложной истине, а креативность – это ситуация, когда вы перестаете быть верны существующим установкам. Кроме того, творчество подразумевает изменения, преобразования.

«Финляндия демонстрирует двойственное отношение к креативности»

История, которую Финляндия рассказывает о своем послевоенном существовании вплоть до сегодняшнего дня, кажется удивительно простой. Это история строительства, проектирования, индустриализации и приобретения международного статуса благодаря технологическому росту. Визитными карточками активного развития страны стали такие выдающиеся финские корпорации, как Kone (производитель лифтов), Tieto (IT-компания), Nokia (производитель мобильных телефонов), а позже Supercell (разработчик игр для мобильных устройств). Все эти бизнесы – сильные технологические компании, управляемые инженерами в стиле решения проблем и достижения эффективности. Они оставили неизгладимый след в финской ментальности.

Сегодня финны часто называют Финляндию «страной инженеров» и преуменьшают роль креативности и культуры в развитии своего государства. Признание творческих людей обычно ограничивается композиторами-классиками, такими как Ян Сибелиус, или великими художниками, такими как Хелена Шерфбек. Наблюдая это, можно легко поверить в то, что Финляндия, будучи страной гениальных художников и музыкантов, обменяла все творческое наследие на великих инженеров и строителей. Однако это фальсификация истории.

Реальная финская креативность на протяжении веков сильно отличалась от официального и широко распространенного взгляда на нее. В 60-е годы прошлого столетия в Финляндии бурлила творческая энергия, страну сотрясала предпринимательская динамика, здесь наблюдались смелые атаки на социальные нормы. Прогресс в литературе был настолько стремительным, что один из ведущих финских авторов даже попал в тюрьму за богохульные высказывания – в 1966 году Ханну Салама осудили за роман «Летние танцы».

Еще в 1951 году Арми Ратия основала компанию «Маримекко», которая завоевала всемирную известность благодаря использованию тканей с оригинальными стильными рисунками. Новые направления в музыке, дизайне и поп-культуре стали частью финского канона. Аналогичные процессы наблюдались в 1970-е годы, запомнившиеся музыкальными экспериментами и породившие известных финских певцов – Юйсе Лескинена и Раули Сомерйоки. В 1980-х годах появились новые виды культурных бизнес-проектов, в том числе радиовещательные организации и клубы.

Говоря иначе, Финляндия демонстрирует двойственное отношение к креативности, и это заметно до сих пор. С одной стороны, есть Финляндия с великой историей, которая фокусирует внимание на прагматичные решения, инженерное дело и стабильность. С другой – есть творческая Финляндия, которая на протяжении веков экспериментировала, испытывала ограничения, раздражала и бросала вызовы. Но почему эти две Финляндии не пересекаются? Как это возможно, чтобы Финляндия по-прежнему хранила собственный воображаемый образ, который находится в конфликте с ее историей?

«Креативность – это всегда внедрение потенциально хаотических изменений»

Парадокс финской креативности заключается в следующем: чтобы действительно признать ее, финнам придется под иным ракурсом начать смотреть на свою историю и понять, что Финляндия, как и многие другие страны, переживала постоянные изменения. Для финнов, привыкшим ощущать себя независимыми и неменяющимися и даже находящимися в оппозиции, креативность становится проблемой – признаком постоянного потока изменений, который отрицает концепция идентичности. Таким образом, официально Финляндия может признать понятие креативности, но она все еще активно пытается забыть, как это понятие возникло в ее истории.

Вполне возможно, что это не только проблема для Финляндии. Несмотря на политизированность понятия креативности во всех странах мира, важно помнить, что креативность никогда не бывает бесспорным явлением. Креативность всегда будет бросать вызов господствующим историям, непреложным истинам и существующим системам. Креативность – это всегда внедрение потенциально хаотических изменений, удар по общепринятому взгляду на мир. Поэтому парадокс креативности – это проблема любого государства, а не только Финляндии. Каждая нация будет подобно Финляндии выделять только определенные фрагменты своей истории и пытаться рассказать о своей истории так, чтобы она казалась более ровной и выражала причинно-следственную связь, а не то, что было на самом деле. Творчество становится призывом к будущему, но проблемой прошлого.

Сегодня Финляндия думает о новых путях развития, появляются новые призывы, направленные на поиск того, что «сделает Финляндию великой». Для Финляндии, как и для многих других стран, эта загадка будет самой сложной. Следует ли финнам искать новые пути, в том числе такие, которые заставят их бросить вызов выпестованным представлениям о себе, или лучше не отклоняться от уже сложившейся истории? Мы ищем креативность, которая просто является процессом, или креативность, которая раскачает основы и бросит нам вызов? Каждая страна решит это по-своему, и каждая страна столкнется со своей версией того, что называется финским парадоксом.

По материалам alfrehn.com

Об эксперте

Альф Рен – председатель отделения управления и организации Академии Обу (Финляндия), эксперт по вопросам креативности, инноваций, стратегии и потребительского поведения. Автор книги «Фанки идеи». В 2016 году рейтинг самых влиятельных людей в мире бизнеса Thinkers50 назвал Альфа Рена одним из мыслителей, определяющих будущее (Radar Award).

Хотите получать новости?

Подписывайтесь на нашу рассылку